Поиск по этому блогу

Регистрируйтесь на Кэшбэк-сервисах Cash4Brands , LetyShops , ePN CashBack , Kopikot , Dronk , Backly , ЯМАНЕТА , КУБЫШКА , SHOPINGBOX , и получайте возврат 3-10% от стоимости каждой покупки на AliExpress и в других интернет-магазинах.

суббота, 16 мая 2015 г.

1941 год. 6-й мехкорпус РККА в боях под Гродно

http://rkka1941.blogspot.com/ 
=============================

1941 год. 6-й мехкорпус РККА в боях под Гродно

Андрей Ворошень
6-й мехкорпус РККА начал формирование 15 июля 1940 года. Управление корпуса создано на базе управления 3-го кавалерийского корпуса. Численность танков колеблется по разным источникам от 1021 до 1131, в том числе более 450 новейших Т-34 и КВ. На 1 июня 1941 имелось: 242 бронеавтомобиля, 4779 автомобилей, 294 трактора, 1042 мотоцикла.
Согласно планам прикрытия Западного Особого военного округа 6-й мехкорпус включался в район прикрытия № 2 — Белостокского. Задача корпусу по плану:
«В случае прорыва крупных мотомехсил противника с фронта Остроленка, Малкиня-Гурна на Белосток 6-й кав корпус с 7 птбр выбрасывается на р. Нарев, на фронт Тыкоцин, Сураж, ст. Страбля и при поддержке 43 сад и 12 бад уничтожает танки и пехоту противника, не допуская их распространения восточнее указанного рубежа.11-й мехкорпус под прикрытием 2 сд и 7 птбр сосредоточивается в районе Стренькова Гура, Тыкоцин, Кнышин и во взаимодействии с 6-м кавкорпусом и 11 сад атакует мотомехчасти противника в общем направлении на Замбрув, уничтожая их и отбрасывая остатки под удар 6-го мехкорпуса. 6-й мехкорпус под прикрытием 7 птбр сосредоточивается в районе ст. Страбля, Райск, Рыболы и, атакуя противника в общем направлении на Высоке-Мазовецк, Замбрув или Соколы, Стренькова Гура, во взаимодействии с 9, 43 сад и 12 бад уничтожает его мехкорпуса». В случае прорыва крупных мотомехчастей противника с фронта Соколув, Седлец в направлении на Бельск, Хайнувка, Волковыск 100-я СД совместно с 7 птбр, 43 сад и 12 бад, прочно заняв тыловой рубеж на фронте Грулек, Хайнувка, Войнувка, уничтожает наступающие танки и мотопехоту противника, не допуская их распространения восточнее этого рубежа. 6-й мехкорпус из района Белосток наносит удар в общем направлении на Браньск, Цехановец и во взаимодействии с 9 сад и 12 бад уничтожает противника». Как ясно из текста, Генштаб предполагал мощный прорыв немцев в районе Сувалки - Гродно, и собирался использовать 6-й мехкорпус для подрезания основания немецкого танкового тарана.

Командир корпуса — генерал-майор М. Г. Хацкилевич, начальник штаба — полковник Е. С. Коваль. Состав: 4-я танковая дивизия (генерал-майор танковых войск А. Г. Потатурчев), 7-я танковая дивизия (генерал-майор танковых войск С. В. Борзилов), 29-я моторизованная дивизия им. Финляндского пролетариата (генерал-майор И. П. Бикжанов), 4 мотоциклетный полк (полковник М. Ф. Собакин), 185-й отдельный батальон связи, 41-й отдельный мотоинженерный батальон.
Незадолго до начала войны командиром корпуса генерал-майором Хацкилевичем было проведено совещание с командирами дивизий, на котором была поставлена задача повышения боеготовности войск корпуса. В соответствии с этим в танки были загружены снаряды, усилена охрана парков и складов. Было приказано "все делать без шумихи , никому об этом не говорить, учебу продолжать по плану."
После объявления тревоги в 2.20 22 июня дивизионы ПВО 6-го мехкорпуса, находившиеся в 120 км восточнее Минска, по пути в 6-й мехкорпус были отняты и использованы как противотанковые соединения

22 июня.
В первый день войны мехкорпус не вступал в бой. Согласно оперативной сводке №1 штаба Западного фронта "6-й МК в течение дня вел разведку, до 17 часов 40 минут в боях не участвовал и занимал район Хорощ, Бацюты, Сураж. Штаб корпуса - Белосток был бомбардирован, имеются убитые и раненые". (ЦАМО, ф.208, оп.10169сс, д.7, лл.1-4)       К исходу первого дня войны соединения 6-го механизированного корпуса занимали район западнее и юго-западнее Белостока. К вечеру 22 июня во исполнение Директивы № 3 Народного комиссара обороны Тимошенко корпус получил приказ совместно с 11-м механизированным и 6-м кавалерийским корпусами к исходу 24 июня уничтожить сувалкинскую группировку немцев. Командовал конно-механизированной группой генерал-лейтенант И. В. Болдин, 23 июня в Белостокский выступ прибыл маршал Г. И. Кулик.

23 июня
Связь с 11-м мехкорпусом установить не удалось. Сосредотачивающимся войскам 6-го МК мешали потоки отступающих тылов, кроме того, немецкая авиация разбила тылы 7-й танковой дивизии. Болдин 23 июня отправил Д. Павлову телеграмму о том, что в корпусе имеется только четверть запасов горючего. Штаб фронта направил 300 тонн горючего для мехкорпуса, но дальше Барановичей продвинуться не удалось из-за разрушения ж/д полотна.

С утра 23.06 соединения 6-го мехкорпуса, получив еще ночью приказ на передислокацию в район Грудек, начали переход в новый район. Так, 7-я танковая дивизия должна была сосредоточиться в восточнее Белостока с последующей задачей уничтожить танковую дивизию немцев, якобы прорвавшуюся в район Белостока. Туда же, в район Грудек, была переброшена и 4-я тд. 29-я мотодивизия заняла рубеж для обороны по р. Лососна на фронте Кузница, Сокулка. Дивизии столкнулись с созданными на всех дорогах пробками из-за беспорядочного отступления тылов армии из Белостока. Во время марша и нахождения в районе сосредоточения дивизии понесли большие потери от авиации противника. Согласно докладу генерал-майора Борзилова, командира 7-й тд, только в его дивизии было подбито 63 танка и разбиты тылы полков. Тяжелые потери понесла и 36-я кавалерийская дивизия, которая должна была поддерживать правый фланг корпуса. Сосредоточение 6-го механизированного корпуса в лесном районе Супрасль, Валилы было в основном закончено к 14 часам 23 июня 1941. Противника в данном районе обнаружено не было.

В этот же день, почти одновременно с завершением сосредоточения в районе Валилы, корпус получил новую задачу: двигаться на Гродно. 4-я танковая дивизия направлялась в направлении Индура - Гродно, а 7-я танковая дивизия по линии Сокулка - Кузница - Гродно. 29-я моторизованная дивизия должна была прикрыть удар корпуса с левого фланга на линии Сокулка - Кузница. Дивизии немедленно принялись выполнять и этот приказ.   Беспрерывные марши (до 90 километров), проведенные корпусом 23 июня 1941 под авиаударами противника значительно подорвали боеспособность частей и соединений. Начали сказываться усталость личного состава, особенно механиков-водителей, но самое главное - корпус начал испытывать затруднения в снабжении горюче-смазочными материалами и другими видами снабжения необходимыми для боя. 

24 июня
В соответствии с приказом командующего фронтом с 10.00 24 июня группа генерала Болдина должна была атаковать в направлении Гродно, Меркине с задачей к исходу дня овладеть Меркине. 6-й мехкорпус должен атаковать в направлении Гродно, Друскининкай, Меркине.
Таким образом, задача группы увеличивалась: требовалось не только стабилизировать положение в районе Гродно, Липск, а продолжать наступление в полосу Северо-Западного фронта в район переправ через Неман у Друскининкая и Меркине. Удар группы Болдина планировался как составная часть попытки добиться перелома на северном фланге Западного фронта. 11-й механизированный корпус так и не вошел в состав группы Болдина, и действовал в подчинении 3-й армии. Для артиллерийского обеспечения наступления, в группу Болдина был включен 124-й гаубичный артиллерийский полк РГК (майор Дивизенко) в составе 48 орудий. 23 июня этот полк снялся с огневых позиций в районе Замбрува и перешел в район северо-восточнее Белостока. Движение большой массы танков было немедленно обнаружено авиацией противника, которая начала наносить бомбовые удары по боевым порядкам частей. Наземные силы немцев находились в 20-30 километрах от исходного рубежа атаки корпуса и, конечно, получили некоторое время для перехода к обороне и подтягивания на направления движения советских танков своей противотанковой артиллерии. Населенные пункты по линии Кузница - Подлипки - Старое Дубовое были спешно превращены в опорные узлы обороны.  Для торможения движения 6-го мехкорпуса противник привлек 8-й авиакорпус пикирующих бомбардировщиков Ю-87. Немецкие самолеты ожесточенно атаковали советские танки, причем кроме бомб применялась специальная зажигательная смесь. 4-я танковая дивизия в 18.00 24.6.41 г. сосредоточилась в районе Лебежаны, Новая Мышь, имея потери до 20-26%, главным образом за счет легких танков; как докладывал комдив в штаб фронта - танки КВ не всегда несли потери даже от прямых попаданий бомб. 7-я танковая дивизия к исходу дня вышла в район Кузница - Старое Дубовое, где завязала бои с немецкой пехотой. 29-я моторизованная дивизия развернулась на фронте Кузница - Сокулка прикрывая левый фланг корпуса.

25 июня
Танковые дивизии 3-й ТГ Гота, которым 6-й МК должен был противостоять по плану, в это время совершали глубокий обход Гродно с севера и стремительно двигались к Минску, сшибая по пути советские части. На пути частей 6-го МК, устремившихся на Гродно, оказалась практически одна 256-я пехотная дивизия 20-го армейского корпуса 9-й немецкой армии. Именно 256-я пд, организовав мощную противотанковую оборону, остановила продвижение 6-го механизированного корпуса. В журналах боевых действий немецких частей, действовавших в данном районе, отмечаются многочисленные массированные атаки советских танков  ( до 200 единиц в одной атаке), и успехи немецких артиллеристов в их уничтожении.  Весь день шли ожесточенные бои. Советские танкисты отчаянно штурмовали немецкие позиции, насыщенные противотанковыми пушками и орудиями ПВО, одновременно подвергаясь ударам авиации.   Из-за отставания артиллерии, артиллерийская подготовка перед атакой и сопровождение огнем наступающих танков не производились. Небольшие тактические вклинения в оборону противника заканчивались налетом авиации противника и отводом танков из-под удара с воздуха. 29-я моторизованная дивизия своим правофланговым 128-м полком в районе Кузница вступила в бой с подошедшей 162-й пехотной дивизией противника. Не выдержав немецкой пехотной атаки с артиллерией полк попятился на линию Номики, Заспиче. В тыловой район этой дивизии отходили части 27-й стрелковой дивизии, которые спешно приводились в порядок. За левым флангом 29-й дивизии в лесу западнее Богуше сосредотачивалась 6-я кавалерийская дивизия 6-го кавалерийского корпуса. Дивизия с утра 25 июня в исходном районе для наступления (Маковляны, кол. Степановка) подверглась сильной бомбардировке с воздуха, продолжавшаяся до 12 часов дня. Кавалеристы были рассеяны и в беспорядке начали отходить в леса юго-западнее Нова Воля. Правее моторизованной дивизии вел бой 13-й танковый полк 7-й тд. 4-я танковая дивизия вышла к населенному пункту Индура и в 13 часов, развернувшись на запад, нанесла удар в направлении Кузница, во фланг оборонявшемуся перед главными силами корпуса противнику. Дивизии удалось несколько потеснить немцев и выйти к Старому Дубовому, прежде несколько раз атакованному 14-м танковым полком. Однако дальнейшее продвижение советских танкистов было остановлено.
Оставшись почти без горючего соединение к исходу дня перешло к обороне на линии Скоблянки, Быловины. Командир 7-й ТД Борзилов впоследствии писал: "В частях дивизии ГСМ были на исходе, заправку производить не представлялось никакой возможности из-за отсутствия тары и головных складов, правда, удалось заполучить одну заправку из сгоревших складов Кузница и м.Кринки (вообще ГСМ добывали как кто сумел)".
И. Болдин вспоминал:
«Позвонил Хацкилевич, находившийся в частях. — Товарищ генерал, — донесся его взволнованный голос, — кончаются горючее и боеприпасы. Танкисты дерутся отважно. Но без снарядов и горючего наши машины становятся беспомощными. Дайте только все необходимое, и мы расправимся с фашистами».

26 июня
Генерал-майор Хацкилевич в этот день погиб в боевых порядках своих войск. После его гибели управление частями и соединениями корпуса нарушилось. С этого момента дивизии вели бои не связанные единым замыслом, без связи с вышестоящими штабами и соседями по фронту. Неудивительно, что в таких условиях корпус начал разваливаться. Штаб КМГ не смог взять управление в свои руки. 4-я танковая дивизия отошла, бросая танки и автомобили, оставшиеся без горючего и снарядов. Её командир взят в плен. 7-я танковая дивизия 26 июня поддерживала боеспособность и удерживала от бегства 128-й мотострелковый полк 29-й дивизии и остатки 36-й кавалерийской дивизии. В течение дня дивизия пятилась на юг. К 21 часу оборона населенного пункта Крынка будет свернута и дивизия переправится через р. Свислочь. Это стало началом беспорядочного отступления.

27 июня
Павлов издает распоряжение командующему войсками 10-й армии: "...Командиру 6-го мк. 6-му мк, пополнившись боеприпасами и горючим, форсированным маршем к исходу 28.6.41 г. в полном составе сосредоточиться в районе Пуховичи, имея задачей через Осиповичи атаковать на Бобруйск и уничтожить бобруйск-слуцкую группировку противника. После этого сосредоточиться в районе Бобруйск и в Червень". (ЦАМО, ф.208, оп.10169сс, д.17, л.62) Генерал И.В. Болдин написал в своих воспоминаниях: "Много лет спустя, уже после войны, мне стало известно, что Павлов давал моей несуществующей ударной группе одно боевое распоряжение за другим, совершенно не интересуясь, доходят ли они до меня, не подумав о том - реальны ли они в той обстановке, какая сложилась на Западном фронте. Ни одного из этих распоряжений я не получил, и остались они в военных архивах как тяжкое напоминание о трагедии первых дней войны..."

Ветераны Западного фронта называют дорогу Волковыск - Слоним "дорогой смерти". В конце июня 1941 район этого шоссе был завален брошенными танками, сгоревшими автомашинами, разбитыми пушками. В некоторых местах скопление техники было столь велико, что прямое и объездное движение на транспорте было невозможно. Но самое главное - на этой дороге полегла огромная масса солдат и офицеров пытавшихся пробить кольцо окружения. Здесь завершил свой боевой путь 6-й механизированный корпус. Многие бойцы 6-го мехкорпуса погибли у Клепачей и Озерницы. Немногим танковым экипажам удалось вырваться из "мешка", но в Слониме, куда они стремились, уже давно находились немцы. Часть танков, оставшихся без горючего, была затоплена в Щаре и лесных озерах.  Вечером 1 июля в Слоним со стороны леса вошли три советских танка - КВ и два Т-34. В городе они подбили немецкий танк, обстреляли штаб части и фельджандармерию. В центре города была подожжена первая "тридцатьчетверка". Вторую немецкие расстреляли артиллеристы при выезде на ружанское шоссе. Танк КВ, переезжая по мосту через Щару, проломив мост, упал в реку. Предположительно, все танкисты были из разных рот 13-го танкового полка.

Резюме.
В целом корпус сражался отважно и сделал все, что было в его силах. Упрекнуть командиров частей в чем-то сложно, ведь они четко выполняли приказы вышестоящего командования. Начальник германского Генерального штаба Ф. Гальдер в своём военном дневнике привёл впечатления немецкого генерал-инспектора пехоты Отта о боях в районе Гродно: "Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бой по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволить себе известные вольности и отступления от уставных принципов; теперь это недопустимо." Отсутствие успеха действий 6-го мехкорпуса объясняется неспособностью вышестоящего командования обеспечить воздушное прикрытие и поддержку, организовать надлежащим образом связь и своевременное снабжение. Удар корпуса сдержала 256-я немецкая пд, потом подошли 162-я и 87-я пд. 8-й авиакорпус пикирующих бомбардировщиков уничтожал советские танки, оставшиеся без прикрытия с воздуха и средств ПВО. Немецких танков в данном районе практически не было.  Один из самых боеспособных и мощных советских мехкорпусов оказался полностью разгромлен буквально за считаные дни. 28-го июня, когда 6-й МК добивала немецкая пехота, танки 3-й ТГ Гота со стороны Гродно вошли в Минск. Практически одновременно с ними со стороны Бреста подошли танки 2-й ТГ Гудериана, таким образом захлопнув в огромной мышеловке крупнейшую группировку советских войск: более 300 тыс л/с, тысячи танков, множество другой техники и снаряжения. Военные историки называют этот "котел" Белостокско-Минским.

28 июня И. В. Сталин сказал членам Политбюро: «Ленин оставил нам великое наследие, а мы, его наследники, всё это просрали…» После недолгого следствия командующий фронтом генерал армии Д. Г. Павлов, начштаба фронта генерал-майор В. Е. Климовских, начальник связи фронта генерал-майор А. Т. Григорьев, командир 14-го мехкорпуса генерал-майор С. И. Оборин, начальник артиллерии фронта генерал-лейтенант Н. А. Клич, командующий 4-й армией генерал-майор А. А. Коробков, генерал-майор авиации С. А. Черных были приговорены к расстрелу. Сегодня совершенно очевидно, что пострадали "стрелочники", хотя их вина тоже имеется. Именно высшие военные чины, наркомат обороны и Генштаб виновны в том, что сотни советских самолетов сгрудились фактически у границы на немногочисленных аэродромах, мехкорпуса не были обеспечены по штату транспортными и ремонтными средствами, штабы всех уровней не умели организовать устойчивую связь и разведку, в целом войска не получили своевременно четкого приказа на приведение в полную боевую готовность. В Прибалтике немцы продвигались еще быстрее, чем в Белоруссии, 9 июля они уже взяли Псков, однако на данном направлении никто из советских командующих не был осужден.

Судьба командиров частей 6-го МК:
Командир корпуса  генерал-майор М. Г. Хацкилевич погиб в бою в июне 1941г.; начальник штаба полковник Е. С. Коваль пропал вез вести в июне 1941г.; командир 4-й ТД генерал-майор А. Г. Потатурчев взят в плен в июне 1941г., после освобождения осужден советским судом, умер в заключении в 1947г.; командир 7-й ТД генерал-майор С. В. Борзилов вышел из окружения летом 1941г., погиб в бою осенью 1941г. под Перекопом; командир 29-я моторизованной дивизии генерал-майор И. П. Бикжанов взят в плен в июне 1941г., после освобождения и проверки продолжал службу в армии, умер в Алма-Ате в 1988г.

Источники:
http://ru.wikipedia.org/wiki/6-(1-)
http://maxpark.com/user/2458777655/content/2017128
http://rkka1941.blogspot.co.il/2013/07/blog-post_13.html
http://1941-1945.at.ua/forum/32-640-1
http://history.milportal.ru/2011/09/general-a-g-potaturchev/


Комментариев нет:

Отправить комментарий