Поиск по этому блогу

Регистрируйтесь на Кэшбэк-сервисах Cash4Brands , LetyShops , ePN CashBack , Kopikot , Dronk , Backly , ЯМАНЕТА , КУБЫШКА , SHOPINGBOX , и получайте возврат 3-10% от стоимости каждой покупки на AliExpress и в других интернет-магазинах.

Xiaomi Redmi 4 Pro

вторник, 16 марта 2010 г.

Сколько частей и подразделений было в Брестской Крепости ?

Сандалов пишет :
\\В момент открытия противником артиллерийского огня по Бресту и Брестской крепости в ее цитадели находились следующие части и подразделения: 84-й стрелковый полк без двух батальонов, 125-й стрелковый полк без одного батальона и саперной роты, 333-й стрелковый полк без одного батальона и саперной роты, 131-й артиллерийский полк, 75-й отдельный разведывательный батальон, 98-й отдельный дивизион ПТО, штабная батарея, 37-й отдельный батальон связи, 31-й автобатальон и тыловые подразделения 6-й стрелковой дивизии, 44-й стрелковый полк без двух батальонов (в форту 2 км южнее крепости), 455-й стрелковый полк без одного батальона и саперной роты (один батальон из остававшихся в крепости размещался в форту 4 км северо-западнее Бреста), 158-й автобатальон и тыловые подразделения 42-й стрелковой дивизии. В крепости находились также штаб 33-го окружного инженерного полка с полковыми подразделениями, половина окружного военного госпиталя на острове Госпитальном и пограничная застава на острове Пограничном. Кроме того, в бастионном кольце и за стенами крепости проживало большое количество начальствующего состава и сверхсрочников со своими семьями, а также граждан, работавших в частях и учреждениях, расположенных в крепости.\\

Стрелковые соединения

В соответствии с утвержденным 5 апреля 1941 г. штатом № 4/100 стрелковая дивизия основного состава включала 3 стрелковых полка и в отличие от пехотных дивизий армий других стран мира, не один, а два артиллерийских полка. В дополнение к этим частям в состав дивизии входили противотанковый и зенитный артиллерийские дивизионы, а непосредственная огневая поддержка действий стрелковых подразделений осуществлялась артиллерийскими и минометными батареями, входившими в состав стрелковых полков и батальонов. Каждый стрелковый полк, кроме трех стрелковых батальонов, включал батарею полковых пушек калибра 76,2 мм, батарею 45-мм противотанковых пушек и батарею 120-мм минометов. В батальоне был взвод 45-мм противотанковых пушек и рота 82-мм минометов. Каждая из 27 стрелковых рот дивизии располагала двумя 50-мм минометами. Таким образом, в стрелковой дивизии полагалось иметь 210 орудий и минометов (без учета 50-мм минометов), что позволяло классифицировать ее как стрелково-артиллерийское соединение (уже в 1935 году 40 личного состава дивизии составляли артиллеристы и пулеметчики). Другой особенностью дивизии был достаточно сильный разведывательный батальон, включавший кроме других подразделений роту плавающих танков (16 машин) и роту бронеавтомобилей (13 машин). До начала массового развертывания механизированных корпусов в 1940 г. многие стрелковые дивизии Красной Армии имели и танковый батальон в составе двух-трех рот легких танков (до 54 машин). С учетом наличия в дивизии автомобильного батальона (более 400 автомобилей, в военное время 558) у командира дивизии была возможность в случае необходимости сформировать мощное подвижное соединение в составе разведывательного и танкового батальонов и стрелкового полка на грузовиках с артиллерией. Примеры использования таких импровизированных соединений можно найти в описании Освободительного похода на Западную Украину и Западную Белоруссию.

Брестская крепость накануне войны - (с сайта LIBRARY.BY)

В Брестской крепости располагались части 6-й и 42-й стрелковых дивизий, 33-й отдельный инженерный полк, две роты 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД, подразделения 17-го Краснознаменного пограничного отряда, Брестский военный госпиталь, сборы военнообязанных приписного состава и другие мелкие подразделения.

Большое внимание уделялось реорганизации и усовершенствованию структуры войск. Началось формирование механизированных корпусов. На вооружение поступали новые танки, самолеты, стрелковое оружие. Тактические занятия проводились при любой погоде и в любое время. Осенью 1940 г. под г. Брестом прошли войсковые учения под руководством наркома обороны С.К. Тимошенко.

К июню 1941 г. значительное число подразделений крепостного гарнизона было отправлено на выполнение различного рода заданий. Саперные батальоны, инженерный полк, по одному батальону от каждого стрелкового полка и по дивизиону от артиллерийского находились на строительстве 62-го укрепленного района.

Часть зенитных подразделений располагалась на стрельбище под г. Минском, некоторые подразделения - в учебном лагере. 22 июня на полигоне южнее г. Бреста должно было состояться опытно-показательное учение, в котором предполагалось участие стрелкового батальона, полковой школы 84-го стрелкового полка и одного дивизиона 131-го артиллерийского полка 6-й стрелковой дивизии.

В ночь перед началом войны в Брестской крепости находилось от 7 до 8 тысяч человек, а также проживало около 300 семей командного и начальствующего состава. В случае войны войска должны были выйти из крепости и занять рубежи севернее, восточнее и южнее г. Бреста. Выходить из крепости надо было через узкие ворота и под огнем врага, что не было учтено в разработанном плане. Для обороны крепости предусматривался один стрелковый батальон, усиленный артиллерийским дивизионом.

К исходу 21 июня 1941 г. немецкое командование сосредоточило на наших западных границах мощные группировки войск. Для наступления в районе Бреста был развернут усиленный 12-й армейский корпус 4-й полевой армии. Его 45-я и частично 31-я пехотные дивизии должны были с ходу овладеть Брестской крепостью. Другие соединения германской армии продвигались севернее и южнее г. Бреста. Их главной задачей было прикрытие с флангов 2-й танковой группы Г. Гудериана.

Для штурма крепости гитлеровцы сосредоточили большое количество артиллерии. Кроме орудий и минометов наступавших дивизий огонь по крепости должны были вести артиллерийские части армейского корпуса, полк тяжелых химических минометов особого назначения, два дивизиона мортир особой мощности, девять 210-миллиметровых мортир. К крепости были подтянуты и сверхмощные артиллерийские установки "Карл", их 600-миллиметровые орудия стреляли бетонобойными снарядами весом 2200 кг.

Вот как описывает последние мирные дни генерал-полковник Г. Гудериан: "... 20 и 21 июня я находился в передовых частях моих корпусов, проверяя их готовность к наступлению. Тщательное наблюдение за русскими убеждало меня в том, что они ничего не подозревают о наших намерениях. Во дворе крепости Бреста, который просматривался с наших наблюдательных пунктов, под звуки оркестра они проводили развод караулов".

В предрассветный час 22 июня 1941 г. советские пограничные наряды и дозоры заметили странное небесное явление. Далеко на западном крае чуть светлеющего неба, среди уже потускневших ночных звезд вдруг появились новые, невиданные. Яркие и разноцветные, они медленно плыли к востоку, усеяв собой весь горизонт. Вместе с их появлением с запада донесся рокот множества моторов.

Сотни германских самолетов с зажженными бортовыми огнями стремительно вторглись в воздушное пространство Советского Союза. Яростные вспышки взрывов забушевали на первых метрах нашей земли, и все потонуло в тяжелом оглушительном грохоте.

Где-то в тылу войска поднимались "по тревоге", а здесь, в Брестской крепости, сигналом тревоги стала сама война. Пастор 45-й немецкой пехотной дивизии Р. Гшепф вспоминал: "Над Цитаделью, как грибы, вырастали густые черные фонтаны земли и дыма. Так как в этот момент нельзя было заметить ответного огня противника, мы считали, что в Цитадели все превращено в груду развалин. Сразу же за последним артиллерийским залпом пехота начала переправляться через р. Буг и, используя момент внезапности, попыталась быстрым и энергичным броском захватить Цитадель с ходу. Тут-то сразу и обнаружилось горькое разочарование... Русские были подняты нашим огнем прямо с постели: это было видно по тому, что первые пленные были в нижнем белье. Однако они удивительно быстро оправились, сформировались в боевые группы позади наших прорвавшихся вперед рот и начали организовывать отчаянную и упорную оборону".

Командир 28-го стрелкового корпуса генерал-майор В.С. Попов в донесении командующему 4-й армией генерал-майору А.А. Коробкову от 08.07.1941 г. писал: "...В первый же период артиллерийского обстрела были разрушены мосты, выводившие из крепости (через реку Мухавец). Сооружения и склады крепости, военные городки, а также район вокзала Бреста сразу же охватило огнем... Всякая связь была нарушена. Гарнизон понес потери убитыми, ранеными и без вести пропавшими. Склады, большая доля материальной части гарнизона крепости были уничтожены. Подавляющая часть семей комначсостава осталась в городе Бресте и крепости. В общей сложности из находившихся в крепости пяти батальонов 6-й стрелковой дивизии и двух батальонов 42-й стрелковой дивизии со спецподразделениями предположительно было выведено до 50%".

Если учесть при этом потери убитыми и ранеными в первые часы войны, то можно считать, что в крепости оборонялись не более 3,5 тысячи человек.

http://library.by/portalus/modules/warcraft/readme.php?subaction=showfull&id=1096302438&archive=777&start_from=&ucat=2&

=============================
http://rkka1941.blogspot.com/

Отрывки из книги Сандалова Л.М. - Пережитое - касающиеся Брестской Крепости

Пережитое
http://militera.lib.ru/memo/russian/sandalov1/index.html

\\В ночь на 14 июня я поднимал по боевой тревоге 6-ю стрелковую дивизию. Днем раньше такую же тревогу провел в 42-й стрелковой дивизии командир 28-го стрелкового корпуса генерал-майор В. С. Попов. Подводя итоги этих двух тревог, мы единодушно выразили пожелание о выводе 42-й стрелковой дивизии в район Жабинки [77] и об устройстве в стенах крепости двух — трех запасных выходов. Позже, когда наше предложение было отвергнуто командующим округом, генерал Попов высказался за вывод 42-й дивизии в лагерь на территорию Брестского артиллерийского полигона, но руководство округа воспрепятствовало и этому.

В те тревожные дни некоторые командиры, а также местные партийные и советские работники стали отправлять свои семьи в глубь страны. Однако Военный совет армии осудил это и неофициально запретил командному составу самостийную эвакуацию семей, так как она могла вызвать нежелательную реакцию а войсках и среди населения.

Между прочим, этот запрет коснулся и меня. В то время у нас гостила приехавшая с Украины мать моей жены, старушка лет семидесяти. Через несколько дней после приезда, впитав в себя, как губка, слухи о предстоящей войне, она стала проситься домой. Я посоветовался с членом Военного совета.

— В нашем военном городке, — резонно заметил он, — все знают, что твоя теща приехала в гости на месяц. И вдруг через несколько дней уезжает... Нет, Леонид Михайлович, отправлять сейчас старушку нельзя. Это приведет к нежелательным разговорам.

И старушка встретила войну на границе...\\

http://militera.lib.ru/memo/russian/sandalov1/04.html

\\В 3 часа 30 минут Коробкова вызвал к телеграфному аппарату командующий округом и сообщил, что в эту ночь ожидается провокационный налет фашистских банд на нашу территорию. Но категорически предупредил, что на провокацию мы не должны поддаваться. Наша задача — только пленить банды. Государственную границу переходить запрещается.

На вопрос командующего армией, какие конкретные мероприятия разрешается провести, Па»лов ответил:

— Все части армии привести в боевую готовность Немедленно начинайте выдвигать из крепости 42-ю дивизию для занятия подготовленных позиций. Частями Брестского укрепрайона скрыто занимайте доты. Полки авиадивизии перебазируйте на полевые аэродромы.

До 4 часов командарм успел лично передать по телефону распоряжение начальнику штаба 42-й дивизии и коменданту укрепрайона. А в 4 часа утра немцы уже открыли артиллерийский огонь по Бресту и крепости.

Почти тотчас же стали поступать донесения и из других наших гарнизонов, подвергшихся нападению врага Командиры дивизий сами объявили боевую тревогу.

О немецком артиллерийском налете, явившемся началом войны, в армейском журнале боевых действий записано следующее:

«В 4.00 22.6, когда еще только близился рассвет, во всей нашей приграничной полосе неожиданно, как гром среди ясного неба, загремела канонада. Внезапный артиллерийский огонь фашистов обрушился по соединениям и частям, расположенным поблизости от границы. по пунктам, где ночевали работавшие в пограничной полосе стрелковые и саперные батальоны, по [93] подразделениям, сосредоточенным на Брестском полигоне для приведения учения, а также по заставам пограничников. Наиболее интенсивный артиллерийский огонь был сосредоточен по военным городкам в Бресте, и особенно по Брестской крепости».

Брестская крепость была буквально засыпана снарядами и минами. Это подтверждается и захваченными документами 45-й пехотой дивизии немцев, на которую возлагалась задача овладеть крепостью и которая была там разбита. Из документов видно, что огонь по крепости был открыт всей дивизионной и корпусной артиллерией. Кроме тою, для участия в артиллерийском ударе привлекались из группы Гудериана девять легких и три тяжелых батареи, батарея большой мощности и три дивизиона мортир. \\

http://militera.lib.ru/memo/russian/sandalov1/05.html

\\Помещения пограничных застав и отрытые на подступах к ним окопы были, как видно, отлично разведаны немцами. Враг сразу накрыл их огнем своей артиллерии. Пограничники понесли огромные потери еще до того, как гитлеровские войска перешагнули через Буг.

Из войск первого эшелона 4-й армии больше всего пострадали те, что размещались в цитадели Брестской крепости, а именно: почти вся 6-я стрелковая дивизия (за исключением гаубичного полка) и главные силы 42-й стрелковой дивизии, ее 44-й и 455-й стрелковые полки.

Я не намерен здесь рассказывать подробно о героических боях в Брестской крепости. Об этом рассказано уже немало людьми, которые находились там сами, а также писателями С. С. Смирновым и К. М. Симоновым. Приведу только два очень интересных документа.

Один из них — краткий боевой отчет о действиях 6-й стрелковой дивизии в первые часы фашистского нападения. В отчете сообщается:
«В 4 часа утра 22.6 был открыт ураганный огонь по казармам и по выходам из казарм в центральной части крепости, а также по мостам и входным воротам крепости и домам начсостава. Этот налет вызвал замешательство среди красноармейского состава, в то время как комсостав, подвергшийся нападению в своих квартирах, был частично уничтожен. Уцелевшая же часть комсостава не могла проникнуть в казармы из-за сильного заградительного огня... В результате красноармейцы и младший комсостав, лишенные руководства и управления, одетые и раздетые, группами и поодиночке самостоятельно выходили из крепости, преодолевая под артиллерийским, минометным и пулеметным огнем обводный канал, реку Мухавец и вал крепости. Потери учесть было невозможно, так как личный состав 6-й дивизии [100] смешался с личным составом 42-й дивизии. На условное место сбора многие не могли попасть, так как немцы вели по нему сосредоточенный артиллерийский огонь. К этому следует добавить, что перед артиллерийским налетом начала активно действовать "пятая колонна". В городе и крепости внезапно погас свет. Телефонная связь крепости с городом прекратилась... Некоторым командирам все же удалось пробраться к своим частям и подразделениям в крепость, однако вывести подразделения они не смогли и сами остались в крепости. В результате личный состав частей 6-й и 42-й дивизий, а также других частей остался в крепости в качестве ее гарнизона не потому, что ему были поставлены задачи по обороне крепости, а потому что из нее невозможно было выйти. Материальная часть артиллерии гарнизона крепости находилась в открытых артиллерийских парках, и поэтому большая часть орудий была уничтожена. Почти все лошади артиллерийского полка 6-й дивизии и артиллерийских и минометных подразделений стрелковых полков 6-й и 42-й дивизий находились во дворе крепости, у коновязей, и почти целиком были уничтожены. Машины автобатальонов обеих дивизий и автомашины других частей стояли в объединенных открытых автопарках и сгорели при налете немецкой авиации..."

А вот другой документ: донесение заместителя командира по политической части той же 6-й стрелковой дивизии полкового комиссара М. Н. Бутина.
"В районы сосредоточения по тревоге из-за беспрерывного артиллерийского обстрела, внезапно начатого врагом в 4.00 22.6.41 г., части дивизии компактно выведены быть не могли. Солдаты и офицеры прибывали поодиночке в полураздетом виде. Из сосредоточившихся можно было создать максимум до двух батальонов. Первые бои осуществлялись под руководством командиров полков товарищей Дородных (84 сп), Матвеева (333 сп), Ковтуненко (125 сп). Материальную часть артиллерии стрелковых полков вывести не удалось, так как все было уничтожено на месте. 131-й артиллерийский полк вывел 8 орудий 2-го дивизиона... Неприкосновенные запасы, находившиеся в складах, почти целиком остались в крепости..."\\

http://militera.lib.ru/memo/russian/sandalov1/05.html

\\Южнее городка 22-й танковой дивизии, на Брестском артиллерийском полигоне, ночевали в палатках подразделения 28-го стрелкового корпуса, готовившиеся к опытным учениям. Там же располагались закончившие плановые стрельбы 202-й гаубичный полк 6-й стрелковой дивизии и 455-й корпусной артиллерийский полк. По рассказам командиров штаба армии, находившихся вместе с ними в момент открытия по полигону огня немцами, там почти все решили, что произошла какая-то неувязка с началом учений. Предпринимались даже попытки с помощью ракет и звуковых сигналов приостановить артиллерийскую стрельбу. Но когда люди увидели, что сигналы эти никем не воспринимаются и огонь по полигону не прекращается, а, наоборот, все усиливается, [103] до них дошел наконец весь страшный смысл случившегося. Позже эти части и подразделения действовали на стыке между 22-й танковой и 75-й стрелковой дивизиями, а затем без особых потерь присоединились к своим соединениям. \\

http://militera.lib.ru/memo/russian/sandalov1/05.html

\\течение всей ночи в 28-м стрелковом корпусе и 22-й танковой дивизии собирались и приводились в порядок отставшие или рассеянные при отступлении от границы подразделения. По дорогам из Бреста через Жабинку продолжали свой скорбный путь семьи командного состава, местных партийных и советских работников. Радисты штаба армии предпринимали попытки установить связь с Брестской крепостью. Мы знали, что [118] там остались люди из 6-й и 42-й стрелковых дивизий. Судьба их не могла не волновать нас, но она так и осталась не выясненной до конца войны. \\

http://militera.lib.ru/memo/russian/sandalov1/05.html

\\По-прежнему стойко держались наши левофланговые дивизии — 6-я и 75-я. Это нашло отражение в одном из боевых донесений противника. Там отмечается, что в конце дня 25 июня 75-я дивизия при поддержке небольших сил артиллерии вновь предприняла контратаку с рубежа Влодава — Малорита.

Героически дрались с превосходящими силами противника и части, оказавшиеся у него в тылу. Оперативная сводка по группе армий «Центр» за 25 июня довольно точно зафиксировала создавшееся положение:
«В Брестской крепости гарнизон продолжает держаться, оказывая исключительно упорное сопротивление... У железнодорожного моста в Семятине в лотах остаются части противника, которые подвергаются сильному обстрелу нашей артиллерии».

А уже после войны бывший начальник штаба 4-й немецкой армии генерал Блументритт сделал следующее признание английскому историку Лиддел Гарту: «Начальная битва в июне 1941 года впервые показала нам Красную Армию. Наши потери доходили до 50 процентов. ОГПУ (по-видимому, имеются в виду пограничники. — Л.С. ) и женский батальон (очевидно, жены начсостава. — Л.С. ) защищали старую крепость в Бресте... до последнего, несмотря на тяжелейшие бомбежки и обстрел из крупнокалиберных орудий. Там мы узнали, что значит сражаться по русскому способу...»

К сожалению, в тот чрезвычайно трудный день штаб нашей армии не располагал такими данными. Связавшись на исходе 25 июля со штабом Западного фронта, мы передали туда оперативную сводку следующего содержания: [141]
«Части 4-й армии в течение дня продолжали обороняться в районе Слонима, на рубеже Русиновичи — Тальминовичи и восточнее Кобрина. От 75-й стрелковой дивизии из района Малорита и от дивизий, обороняющихся восточное реки Ясельда, сведений нет.

Отряды 6-й и 42-й стрелковых дивизий вместе со штабом 28-го корпуса — в Слуцке. Отряды танковых и моторизованной дивизий вместе со штабом 14-го механизированного корпуса сосредоточились за Слуцким укрепрайопом. В командование сохранившимися частями корпуса вступил начальник штаба полковник И. В Тугаринов, так как генерал Оборин в боях 25 июня получил тяжелое ранение и эвакуирован в тыл».\\

http://militera.lib.ru/memo/russian/sandalov1/07.html


=============================
http://rkka1941.blogspot.com/